[ A+ ] /[ A- ]

 

В Новосибирском областном Российско-Немецком Доме прошла неделя кино российских немцев. Первым был показан документальный фильм «Долгий путь назад – путешествия Российско-немецкого театра» //«Der weite Weg zurück» Ральфа Вайерманна и Алексея Гетманна. 

Фильм рассказывает историю прощаний и жизни, начатой с чистого листа. Актеры Мария и Петр Варкентин, эмигрировав из Казахстана в Германию, основали новый театр в Нидерштеттене. Уже более 20 лет они рассказывают со сцены не только свою историю, но и историю почти двух миллионов соотечественников, которые приехали в Германию из бывшего Советского Союза в 1990-е годы. 

Фильм переносит зрителей в первые годы работы театра в Казахстан, и они оказываются в Темиртау и Караганде. Создатели фильма вместе с героями, Марией и Петром Варкентин, пытаются найти ответ на очень сложный вопрос: что же такое родина на самом деле?

У зрителей и нашего корреспондента Оксаны Чуб была возможность задать вопросы одному из авторов, Алексею Гетманну, после просмотра.

 

Алексей журналист, фотограф. Его увлечение – создавать фильмы. Он снимает документальные фильмы и фильмы под определенные проекты. 

«Долгая дорога назад – путешествия Российско-немецкого театра» – это второй большой фильм для одного из режиссеров Алексея Гетманна, приехавшего на показ в Российско-Немецкий Дом. 

 

 

 – История интеграции российских немцев похожа с историей интеграции других людей, кто приезжает в Европу?

– Я думаю в интеграции всегда есть параллели. Интеграция – это процесс, который длится и повторяется неоднократно. Не только российские немцы или другой народ должны себя интегрировать в страну, но и немцы должны быть открыты для интеграции. И если друг с другом никто не будет разговаривать, то и интеграции может не быть.

– Есть ли желание снять еще полнометражный фильм? Если да, то на какую тему?

– Хочу. У меня уже есть мысли снять фильм о ресоциализации людей, которые сидят в тюрьме. Хотя это тоже интеграция!

 – Вы себя позиционируете как российский немец? Героиня вашего фильма, Мария Альберт, сказала, что она не русская и не немка, она Russlanddeutsche. Вы много времени прожили в Германии. Как там себя позиционируете?

– Это сложный для меня вопрос. Я часто о нем думал. Я вижу себя как жителя мира. У меня отец русский, у матери немецкие корни. Я очень рано приехал в Германию, мне тогда было 8 лет. Можно сказать я там прожил всю жизнь. И меня вовсе не отличают от немца. Разве что, когда говорю своё имя. Знаете, мне даже так удобно: я сам могу выбирать лучшее из двух культур, хотя не только из двух. Я два года жил в Африке и мне там тоже многое нравится. Поэтому я считаю себя жителем мира.

 – В киноленте герои обсуждали, что для них есть Родина как таковая. Алексей, а для вас Родина это что?

– Я родину определяю как то место, где твой дом. Я много лет живу в Германии, 13 лет — в Кельне. Я люблю возвращаться в этот город, в свой дом. Когда я вижу, подъезжая, шпили знаменитого Кельнского собора, у меня становится тепло в душе…

  – Как пришла идея снять документальный фильм «Долгий путь назад – путешествия Российско-немецкого театра» //«Der weite Weg zurück»?

– Мы случайно узнали о том, что Российско-немецкому театру будет 20 лет. Что театр этот успешно работает все эти годы в Германии. Об этом рассказал сын главных героев фильма, с которым был знаком мой соавтор, режиссер Ральф Вайерман. Кроме того, был интересный материал, отснятый в 90-х годах в Казахстане немецкими документалистами об этом театре. Тогда на просторах Советского Союза театр, где ставили интереснейшие и даже запрещенные пьесы на немецком языке, был единственным.

 – Как шли съемки?

– Мы снимали фильм три года. Снимали частями и ситуационно. Мне иногда приходилось быть в роли оператора, чтобы не упустить особые моменты. Мы ездили в Казахстан, снимали в Германии.

 – Вам приходилось сокращать отснятый материал? Что вы вырезали?

– Нам пришлось отказаться в фильме от целого блока о том, где и как работают наши герои.

– Для главных героев фильма, Марии и Петра, театр не является основным местом работы?

– Нет, это их увлечение. Увлечение на профессиональном уровне. Они многое делают за свой счет в театре: костюмы, реквизит…

 – После просмотра сложилось ощущение позитива, вам удалось показать светлых героев с жизнеутверждающими суждениями. Есть восприятие фильма как посыла. Не просто «не бойтесь иммигрировать», «не бойтесь интегрироваться», а здесь шире, здесь: не бойтесь ничего менять…действуйте! Идите вперед. 

– Я рад, что есть такое восприятие. Я мыслю позитивно. Стараюсь так ощущать жизнь. Хотел бы, чтобы зритель после нашего кино более оптимистично воспринимал жизненные ситуации. Если это удается, то хорошо. Мы хотели и обществу показать, что среди мигрантов много людей, способных привнести культуру и умеющих интегрироваться.

– В фильме могут быть спорные моменты, которые неоднозначно кто-то воспримет. Показан фрагмент спектакля, поставленного героями фильма, в котором отражение советской действительности с ярко негативным оттенком: об очередях, дефиците, озлобленности из-за бытовых проблем. Вы не сталкивались с негативной оценкой такой интерпретации?

– Нет, фильм «Долгая дорога домой» не получал негативного отклика зрителя.

– Вы, как автор, вообще сталкивались с критикой, которая была негативной?

– В другой своей работе я имел опыт крайне негативной оценки, которая была связана с нетерпением в обществе к представителям меньшинств, которые были показаны. Мне серьезно угрожали. Но тем интереснее тема, которую раскрывает автор, пытаясь разобраться в том, что происходит в обществе.

 – Когда состоялась официальная премьера этого фильма и какой Вы видите его судьбу?

– Премьера прошла в октябре 2018 года в Германии. Сейчас мы его демонстрируем в рамках «Недели кино российских немцев» и планируем участие в Фестивалях документального кино.

 – Вы удовлетворены тем, как сделали свою работу? Вы рассказали то, что хотели рассказать? 

– В целом, да. Хотя, когда я смотрю фильм в зале, вижу, что можно было сделать и показать по-другому…но если я когда-нибудь выпущу такой фильм, после которого я скажу, что всем доволен, тогда я сразу перестану делать фильмы и пойду делать что-то другое…

После просмотра фильма зрители спросили о возможности посмотреть киноленту в сети Интернет. Однако, по словам режиссера, фильм будет выставляться на фестивалях, поэтому на внешних ресурсах его можно будет увидеть не ранее, чем через два года.

 

 

Пресс-служба НО РНД

Share This